Когда и зачем падать в обморок?


Неизвестный художник. Мария Николаевна Аксакова. Портрет из коллекции Государственного историко-художественного и литературного Музея-заповедника «Абрамцево» (Internet-ресурс)

Многие, наверное, обращали внимание, что в XVIII-XIX вв. женщины ну очень часто падали в обморок. Обычно, в связи с этой темой вспоминают о туго затянутых корсетах, которые мешали нормально дышать. Но ряд исследователей, например, Ю.М. Лотман, объясняют чрезмерную экзальтированность женщин в Европе и Российской империи особенностями воспитания. Девушки падали в обморок не просто от стресса или нехватки кислорода, а лишь на публике, когда это было уместно с точки зрения общества. В мемуарах первого студента Казанского университета С.Т. Аксакова есть эпизод, хорошо иллюстрирующий эту культурную особенность.

В 1799 г. Императорский университет в Казани ещё не был создан. На месте главного корпуса располагалась 1-я мужская гимназия. Сергей Тимофеевич Аксаков, будущий писатель, был её воспитанником. Из-за разлуки с семьей и конфликтов с надзирателем у мальчика сдали нервы, и он слёг в больницу с диагнозом «меланхолия». А вот родителям сообщили через третьи руки, что у сына «падучая», т.е. «эпилепсия».

Мать Сергея Мария Николаевна, узнав о тяжелом состоянии сына, отправилась из имения Аксаково в Казань. Пробираться пришлось через распутицу, грязь и мокрый снег на простых крестьянских телегах и неподкованных лошадях. А спустя десять дней пути ей пришлось переходить пешком реку Каму по тонкому льду. Чтобы вы понимали, дворовые, которые её сопровождали, натурально ревели и готовились к смерти. Мария Николаевна, что важно, перенесла путь без всяких обмороков.

В Казани Марию Николаевну долго не хотели пускать к сыну. Гимназическая больница располагалась на третьем этаже учебного корпуса.

Вход для посторонних на территорию был закрыт. Главный инспектор гимназии Николай Иванович требовал дождаться его прихода. В итоге, между матерью Аксакова и надзирателем начался конфликт, который продолжился в кабинете директора. Мария Николаевна и надзиратель винили друг друга в нервном расстройстве мальчика. Первая хотела ребенка забрать домой, второй – отправить женщину куда подальше, чтобы не мешала ребенку учиться. В итоге Мария Аксакова рухнула в обморок и конфликт был исчерпан. Ей позволили посещать сына. А потом она заявила директору, что само присутствие надзирателя делает ей дурно и она может потерять сознание вновь. С тех пор Николай Иванович даже не заходил в палату молодого Аксакова.

До этого, кстати, Мария Николаевна лишилась чувств аж на пол часа, когда впервые увидела сына в гимназической форме. Конечно, тогда вокруг была публика, которая могла оценить её чувствительность. Конечно, эмоции у неё были искренними. И страх в пути, и возмущение в кабинете директора. Просто «каждое время имеет свой язык выражения чувств». И обморок – был формой выражения эмоций для порядочной женщины из высшего общества. Девушек так учили, так они могли продемонстрировать, что обладают всеми положенными добродетелями. И добиться желаемого с помощью обморока, как видите, иногда удавалось. А вот падать в обморок перед деревенскими мужиками в дороге… не время и не место.

А корсеты? Да не было на Марии Николаевне корсета. Конец XVIII – начало XIX в. – это мода на платья в стиле ампир. Высокая талия, глубокий вырез, естественный силуэт.



← Другие истории